inJournal

Джованни Боккаччо

(16.06.1313 – 21.12.1375)
Незаконный сын купца Боккаччо дель фу Келлино, известного больше как Боккачино из Чертальдо, городка к юго-западу от Флоренции, Боккаччо родился в 1313 предположительно в Париже; его мать, Жанна, была француженкой. Ко времени рождения сына Боккачино работал на флорентийский банкирский дом Барди. В 1316 или немногим позже работодатели отозвали его во Флоренцию. Он взял с собой сына, и ранние годы будущий писатель провел в благотворной атмосфере города, где к тому времени процветали коммерция и искусства. Под руководством Джованни да Страда, отца поэта Дзаноби, он изучал `грамматику` (латынь). Позднее отец решил ознакомить его с `арифметикой` – искусством вести счета.
В 1327 дом Барди послал Боккачино в Неаполь управляющим Неаполитанским отделением банка. В Неаполе Джованни, уже мечтавшего о славе поэта, отдали в ученики к флорентийскому купцу. В этой должности он, по его словам, потратил впустую шесть лет. Еще шесть лет было потрачено на изучение канонического права, вновь по настоянию отца. Лишь затем Боккачино назначил Джованни содержание.
Жизнь в Неаполе чрезвычайно развила Боккаччо. Сын влиятельного банкира, не раз ссужавшего деньгами короля Роберта Анжуйского (1309-1343), он имел доступ ко двору просвещенного монарха, где встречал солдат, мореплавателей, богатых купцов и философов. Тогда же Боккаччо пережил несколько любовных увлечений, пока 30 марта 1336 в маленькой церкви Сан Лоренцо не встретил женщину, Марию д`Аквино, вошедшую в историю литературы под именем Фьямметты. Для нее или о ней написаны практически все ранние книги Боккаччо. Поначалу роман развивался в лучших традициях куртуазной любви, но вскоре Мария стала любовницей Джованни. Она недолго хранила ему верность. Уязвленный изменой Боккаччо написал сонет – одно из самых злых обличений в итальянской литературе.
В 1339 дом Барди потерпел крушение. Боккачино потерял работу, Джованни лишился содержания. Какое-то время он пытался прожить на скудный доход от маленького имения под Пьедигротта, подаренного ему отцом. После смерти мачехи и единокровного брата, 11 января 1341, он вернулся во Флоренцию. В жизненных неурядицах Боккаччо поддерживали лишь дружба Петрарки, с которым он познакомился в 1350, когда тот приехал во Флоренцию, и нежная любовь к своей незаконной дочери Виоланте, смерть которой он оплакал в латинских стихах.
Флоренция назначила Боккаччо своим казначеем, поручила приобрести у Неаполя город Прато и по меньшей мере семь раз посылала с важными дипломатическими поручениями, из них трижды – к различным папам. По долгу службы он объездил всю Италию, бывал в Авиньоне и, вероятно, в Тироле. Последние годы жизни Боккаччо были безрадостными. Будучи немолодым человеком, он влюбился во вдову, которая выставила его на посмешище. В ответ Боккаччо написал небольшую книгу Ворон (Il Corbaccio, 1355) – шедевр женоненавистничества даже для эпохи, когда оно было в порядке вещей. Несколько лет спустя его посетил монах Иоахим Чани и, укоряя Боккаччо за `греховный` тон сочинений, убеждал его сжечь все свои книги. Лишь письмо Петрарки удержало писателя от этого шага. Затем Боккаччо предпринял поездку в Неаполь, но его там не ждали ни обещанная работа, ни сердечный прием. Тогда он уехал на родину отца, в Чертальдо.
В последний раз Боккаччо появился на людях в 1373, когда ему было поручено прочесть во Флоренции курс лекций о Данте. Но силы его покидали, и из задуманного курса он прочел лишь малую часть. Умер Боккаччо в Чертальдо 31 декабря 1375.
Творческое наследие Боккаччо обширно и разнообразно. Помимо романа в новеллах Декамерон (Decamerone, 1348-1351), он написал четыре больших поэмы, роман и повесть, аллегорию в духе Данте Амето (L`Ameto, 1342), сатиру Ворон, биографическую книгу Жизнь Данте Алигьери (Vita di Dante, 13601363) и комментарии к 17 песням его Божественной комедии, четыре трактата на латинском языке, множество стихотворений, письма и латинские эклоги.
Некоторые сочинения Боккаччо оказали немалое влияние на писателей последующих поколений. Так, поэма Филострато (Filostrato, 1338) вдохновила Чосера на создание Троила и Хризеиды, около 2700 строк которой – почти дословный перевод из Боккаччо. Другая большая поэма Боккаччо, Тезеида (Teseida, 1339), написанная октавами, дала тому же Чосеру сюжет для истории рыцаря в Кентерберийских рассказах. В 1344-1346 Боккаччо написал поэму Фьезоланские нимфы (Ninfale Fiesolano), изысканную идиллию, не превзойденную даже в пору расцвета литературы Возрождения.
Романы Филоколо (Filocolo, 1336) и Элегия мадонны Фьямметты (L`Elegia di madonna Fiammetta, 1343), несмотря на некоторое многословие, дают яркие и правдивые картины жизни Неаполя и представление о роли в ней Боккаччо. Первый является пересказом старинной французской легенды Флуар и Бланшефлор. Второй глубоко автобиографичен и считается первым психологическим романом. Из научных трудов Боккаччо лишь Жизнь Данте Алигьери и приложенные к ней Комментарии к Божественной комедии (Commento alla Commedia) сохраняют научную ценность. Они основаны на материалах, предоставленных племянником Данте Андреа Поцци, его близкими друзьями Дино Перини и Пьеро Джардино, его дочерью Антонией (в монашестве сестрой Беатриче) и, возможно, сыновьями Пьетро и Якопо. С Боккаччо берет начало культ Данте. Латинские трактаты Боккаччо О злоключениях знаменитых мужей (De casibus virorum illustribus), О знаменитых женщинах (De claris mulieribus), О генеалогии богов (De genealogia deorum gentilium) и О горах, лесах, источниках... (De montibus, silvis, fontibus, lacubus, etc.), многое теряя из-за традиционного для Cредневековья догматического подхода, интересны биографическими отсылками и имеют историческое значение как образцы предгуманистической литературы.
Примечательны события, послужившие толчком к созданию Декамерона. В 1348 в Европе свирепствовала эпидемия бубонной чумы, унесшая жизни 25 миллионов человек. Болезнь не обошла и Италию, включая Флоренцию. Чума затронула и нравы. Одни увидели в ней карающую руку Господню, и это стало причиной мощного всплеска религиозности. Другие – их было большинство – сделали жизненным принципом «carpe diem» – «лови мгновенье». К ним относился и Боккаччо.
Задолго до того он собирал забавные и любопытные притчи, истории и анекдоты. Источники были самые разные: восточные сказки и французские фаблио, Римские деяния (Gesta Romanorum) и ранние сборники новелл, такие, как Новеллино (Cento Novelle Antiche) и Похождения сицилийца (L`Avventuroso Ciciliano), дворцовые и уличные сплетни и, наконец, реальные события того времени. Умудренный жизненным опытом и пережитыми бедствиями, в расцвете творческих сил, Боккаччо был готов приступить к их обработке. Сделав рассказчиками трех юношей (каждый из них, возможно, представляет какую-то сторону личности автора) и семь молодых женщин (вероятно, его возлюбленных), которые, спасаясь от чумы, покидают Флоренцию, Боккаччо свел все новеллы в единое, цельное произведение.
Несмотря на очевидное влияние цицероновского маньеризма, язык Декамерона живой, красочный, богатый, изысканный и мелодичный. Боккаччо галантен, уравновешен, более искушен, порой циничен, но неизменно человеколюбив. Он оставил нам картину блестящей и бурной эпохи – осени Средневековья. Из Декамерона черпали образы и идеи Чосер, У.Шекспир, Мольер, мадам де Севинье, Дж.Свифт, Ж.Лафонтен, И.В.Гете, Д.Китс, Дж.Г.Байрон и Г.У.Лонгфелло.