Франсуа Мориак
(11.10.1885 - 01.09.1970)
Прославленный романист появился на свет в обеспеченной семье. Будучи последним из пяти детей, он рано лишился отца, воспитывался глубоко религиозной матерью и важнейшим событием своей жизни всегда считал первое причастие. Мориак получил филологическое образование в университете Бордо, затем в парижской Сорбонне. Его литературная деятельность началась в 1909 с публикации первого сборника спиритуалистических стихотворений «Руки, сложенные для молитвы» (в русском переводе «Молитвы»). Молодого поэта заметил Гийом Аполлинер, обстоятельную статью о сборнике написал Морис Баррес, писатель-«почвенник», оказавший сильное влияние на Мориака, который вскоре обратился к прозе: его первый роман «Дитя под бременем цепей» (1913) также был благожелательно принят в литературных кругах. Мориак получает поддержку корифеев – Марселя Пруста и Андре Жида, а в двадцатые годы уже сам выступает в качестве покровителя начинающих романистов-католиков Жоржа Бернаноса и Жюльена Грина. Самым плодотворным для писателя оказался период между двумя войнами, когда появились романы «Поцелуй, дарованный прокаженному» (1922), «Прародительница» (1923), «Огненный поток» (1924), «Пустыня любви» (1925), «Тереза Дескейру» (1927), «Клубок змей» (1932), «Тайна Фронтенака» (1933), «Конец ночи» (1935), «Дороги к морю» (в русском переводе «Дороги в никуда», 1939); пьеса «Асмодей» (1938), а также религиозно-философские сочинения «Бог и Маммона» (1929), «Муки и счастье христианина» (1931), «Жизнь Иисуса» (1935). В годы оккупации Мориак принимал участие в Сопротивлении и напечатал в подпольном издательстве публицистическую книгу «Черная тетрадь» (1943), осуждавшую коллаборационизм. Однако в послевоенный период писатель решительно и последовательно осудил внесудебные расправы над теми, кого подозревали в связях с немцами: защищая жертв так называемых «чисток», он завоевал репутацию «совести нации».
После войны Мориак публикует роман «Фарисейка» (1941) и повесть «Мартышка» (1951), но основное внимание уделяет работе журналиста и публициста. Ему всегда хотелось иметь собственный журнал, но все три попытки («Кайе де л"Амитье де Франс», «Вижиль» и «Ла Табль Ронд») окончились неудачей. Тем не менее, он стал ведущим колумнистом сначала в газете «Фигаро», затем «Экспресс». Мориаку принадлежат также книги воспоминаний «Внутренние мемуары» (1959) и «Новые внутренние мемуары» (1965). В 1933 он был избран во Французскую академию, в 1952 он был удостоен Нобелевской премии по литературе «за проникновенный анализ человеческой души в форме романа». Его сын Клод также стал известным писателем.
Единственная стезя, которая привлекала Мориака, помимо писательского труда, – это профессия священника, духовного наставника. В нем всегда жил проповедник, стремившийся укрепить пошатнувшуюся веру. При этом он не желал, чтобы его считали католическим писателем, предпочитая определение «католик, пишущий романы». Действие многих книг Мориака происходит в прибрежных бордосских Ландах, на малой родине, воплощающей для него природное начало, без которого невозможно сохранить начало духовное. Однако он далек от идеализации патриархальности, в которой почвенники видели спасение человечества: главным для него является глубокая внутренняя связь с природой, позволяющая человеку соприкоснуться с вечностью и понять свое истинное предназначение. Почти все произведения Мориака, вплоть до предсмертного автобиографического романа «Подросток былых времен» (1969), посвящены проблемам семьи, которую он считал микровселенной, где происходят свои войны и где люди, соединившиеся ради любви, «предаются ненависти». Определяя себя как «метафизика, работающего на конкретном материале», он формулирует основные темы своего творчества следующим образом: «Конфликт Бога и человека в религии, конфликт мужчины и женщины в любви, конфликт человека с самим собой». Писатель показывает человека противоречивым, многозначным, загадочным существом, чью тайну может постичь лишь Бог, который для Мориака равен любви. Все, что противоположно любви, противоположно Богу и подлежит безоговорочному осуждению. Эгоизм, скупость, холодность, апатия воспринимаются как недостаток любви и, следовательно, грех. Вместе с тем Мориак никогда не делит своих персонажей на «дурных» и «хороших», считая такой подход опасным: человек, пришедший к осознанию своих добродетелей, а затем и непогрешимости, лишается способности к состраданию и, следовательно, впадает в более тяжкий грех, чем те, которые он осуждает.

Энциклопедический словарь. 2009