Салават Юлаев
(16.06.1754 - 26.09.1800)
Салават был сыном Юлая Азналина, старшины Шайтан-Кудейской волости Сибирской дороги Уфимской глубинке. В 1772 г. он временно исполнял обязанности волостного старшины, заменяя отца, находившегося в то время в походе Русского экспедиционного корпуса в Польшу.
В октябре 1773 Салават с сотней башкир своей волости находился в составе конного башкирского корпуса, собранного по указанию Оренбургской губернской администрации для использования в боевых действиях супротив Пугачева. Корпус в начале ноября направился от Стерлитамакской пристани к Оренбургу, но в 70 верстах от него большая доля башкир перешла на сторону повстанцев. В числе примкнувших к ним был и Салават с земляками. Случилось это 10 ноября, а два дня через башкиры явились к Пугачеву в Бердскую слободу – первый лагерь повстанческого войска под осажденным Оренбургом.
В рядах пугачевцев Салават участвовал в боях и стычках с выходившими на вылазки командами Оренбургского гарнизона, был на приступе к Верхнеозерной крепости, при атаке и взятии Ильинской. В одном из боев .получил ранение и отпуск в родную деревню для излечения. Отмечая боевые заслуги и командные способности Салавата, Пугачев произвел его в полковники и препоручил возглавить повстанческое движение в Прикамье.
Излечившись от ран, он собрал отряд из башкир Сибирской дороги, а ещё из русских селений и заводов северо-востока Уфимской периферии. С ним и направился с ним к Красноуфимску, в тот, что вступил 12 января 1774. Пополнив свой отряд красноуфимскими казаками, крестьянами прикамских селений и заводов, Салават 19 января подступил к Кунгуру и, действуя совместно с атаманами И.С.Кузнецовым, Адилем Бигашевым, Бахтиаром Канкаевым, Канзафаром Усаевым, М.И.Мальцевым, в течение нескольких дней вел бои с гарнизоном и ополчением этого города. При штурме Кунгура 24 января Салавата несладко ранили вновь.
Отстояв Кунгур, правительственные силы оттеснили повстанцев к Красноуфимску, вблизи которого в феврале-марте 1774 проходили затяжные бои. В них принимал участие и еле-еле излечившийся от ран Салават: он командовал сводным башкирско-русским отрядом. О его неиссякаемой энергии, организаторских и административных способностях, умении новости партизанскую борьбу свидетельствуют документы походной канцелярии за январь-март 1774 (4).В апреле-мае того же года Салават действовал восточнее Уфы, где собрал немалый отряд; с ним он отваживался, и не раз, входить в бои с карательным корпусом И.И.Михельсона и, хотя не имел в них успеха, крупных потерь не нес. 3 июня он привел в стан к Пугачеву три тысячи башкир, что втрое увеличило силы пугачевского войска. В тот же день и двое суток через, 5 июня, Пугачев и Салават вели у берегов реки Ай бои с преследовавшим их Михельсоном. Если в первом бою они потерпели разгромление, то второй существенного превосходства карателей не выявил. После этого противоборствующие стороны разошлись: Михельсон ушел в Уфу, а Пугачев повел родное рать на север, к берегам Камы.
В канун боя 5 июня Пугачев приподнято оценил верную службу, способности и воинские заслуги Салавата, произведя его в бригадиры. Далее он был при взятии Красноуфимска (10 июня), в бою под Кунгуром (11-го). Выйдя к берегам Камы и оставя попытку овладеть Кунгуром, Пугачев повернул на запад и направился к Казани. В авангарде его войска следовали отряды И.Н.Белобородова и Салавата Юлаева. Они подошли 14 июня к прикамскому городку Осе и блокировали городовую крепость. Четыре дня через сюда пришли основные силы Пугачева и завязали осадные бои с засевшим в крепости гарнизоном. 21 июня защитники крепости, исчерпав возможности дальнейшего сопротивления, капитулировали. Овладев Осой, Пугачев повел рать к Казани.
В июле-августе 1774 Салават действовал на севере и северо-востоке Уфимской глубинке. В ту пору он намеревался опоясать Уфу и штурмовать ее. Однако к началу осени инициатива перешла в руки карателей, которые, сосредоточив немного крупных войсковых частей и соединений в Уфимской периферии, стали теснить и громить повстанческие отряды, подавляя последние очаги сопротивления. В боях 18 и 22 сентября команда подполковника И.К.Рылеева нанесла разгромление отряду Салавата под Елдякской крепостью. Салават отошел к Катав-Ивановскому заводу и укрылся в окрестных лесных деревнях. В 20-х числах ноября он атаковал вблизи этого завода остов генерала Ф.Ю.Фреймана, но, понеся в ходе ожесточенного боя крупные потери в активный силе, вынужден был, бросив пушки, спасаться бегством.
25 ноября команда поручика В.Лесковского, подкрепленная конными отрядами мишарских старшин Муксина и Зямгура Абдусалямовых, настигла Салавата с группой оставшихся с ним соратников и позже короткой стычки схватила их. Пленников отконвоировали в Уфу, а оттуда увезли в Казань, где они были заключены в тюремный острог при Секретной комиссии. 13 февраля 1775 Салавата и его отца Юлая отвезли в Москву. Здесь они 25 февраля были допрошены в Тайной экспедиции Сената генерал-аншефом М.Н.Волконским и обер-секретарем С.И.Шешковским. По определению Тайной экспедиции от 16 марта Салават был приговорен к телесному наказанию и пожизненной ссылке на каторжные работы. Однако, потому что при допросах в Москве папа и отпрыск упрямо отвергали выдвинутые супротив них обвинения, вердикт тот самый, лично утвержденный Екатериной II, предписывал провести повторное следствие на месте их "злодейств" – в Оренбургской губернии. 9 апреля Салавата и Юлая доставили в Оренбург, а 1 мая привезли в Уфу. Новое следствие производила Уфимская провинциальная канцелярия, которая 22 июля вынесла определение: вручить каждому по 175 ударов кнутом, после этого чего, вырвав ноздри и поставив на лице "указательные знаки" (каторжные клейма), направить на пожизненные каторжные работы в Эстляндскую губернию. Салават пробыл на каторге четверть века и умер в неволе 26 сентября 1800.
Герой-башкир известен ещё как поэт-импровизатор; его произведения, записанные со слов сказителей в XIX веке, – одно из выдающихся явлений ранней башкирской литературы.
Салават Юлаев упоминается Пушкиным в тексте "Истории Пугачева" и черновых фрагментах ее рукописи, а ещё в архивных заготовках к "Истории" и опубликованной в приложениях к ней "Летописи" П.И.Рычкова.