Жюль Габриэль Верн
(08.02.1828 - 24.03.1905)
В 1839 году Верн тайком от родителей устроился юнгой на уходившую в Индию трехмачтовую шхуну «Корали». К счастью, отец Жюля успел на местный «пироскаф» (пароход), на котором ему удалось догнать шхуну в расположенном в устье Луары местечке Пембеф и снять с нее несостоявшегося юнгу. Пообещав отцу, что он никогда больше не повторит ничего подобного, Жюль неосмотрительно добавил, что впредь будет путешествовать только в мечтах.
Однажды родители разрешили Жюлю вместе с братом прокатиться на пироскафе вниз по Луаре до места ее впадения в залив, где братья впервые увидели море.
Получив в 1846 году диплом бакалавра, Жюль, согласившийся – под большим давлением отца – унаследовать его профессию, начинает изучать юриспруденцию в Нанте. В апреле 1847 года он отправляется в Париж, где должен сдать экзамены за первый год обучения.
Родной дом он покидает без сожаления и с разбитым сердцем – его любовь отвергла кузина Каролина Тронсон. Несмотря на посвященные возлюбленной многочисленные сонеты и даже небольшую трагедию в стихах для театра марионеток, Жюль не показался ей подходящей партией.
Сдав на юридическом факультете экзамены за 1847 год, Жюль возвращается в Нант. Его непреодолимо влечет театр, и он пишет две пьесы («Александр VI» и «Пороховой заговор»), прочитанные в узком кругу знакомых. Жюль хорошо понимает, что театр – это, прежде всего, Париж. С большим трудом он добивается от отца разрешения продолжить учебу в столице, куда и отправляется в ноябре 1848 года.
Жюль устраивается в Париже на улице Ансьен-Комеди вместе со своим нантским приятелем Эдуардом Бонами. В 1949 году он получает степень лиценциата права и может работать адвокатом, но не спешит устраиватьсяв адвокатскую контору и, тем более, не рвется вернуться в Нант.
Он с увлечением посещает литературные и политические салоны, где знакомится с многими известными литераторами, в том числе, со знаменитым Александром Дюма-отцом. Он интенсивно занимается литературой, пишет трагедии, водевили и комические оперы. В 1948 году из-под его пера появляются 4 пьесы, на следующий год – еще 3, но все они не доходят до сцены. Только в 1850 году очередная его пьеса «Сломанные соломинки» смогла увидеть (с помощью старшего Дюма) огни рампы. Всего состоялось 12 представлений пьесы, принесших Жюлю прибыль в 15 франков.
Вскоре в Париже открывается «Лирический театр», и Жюль становится его секретарем. Служба в театре позволяет ему подрабатывать в популярном тогда журнале «Мюзе де фамий», в котором в1851 году был опубликован его рассказ «Первые корабли мексиканского флота» (позднее получивший название «Драма в Мексике»).
Следующая публикация на историческую тему состоялась в том же году в том же журнале, где появился рассказ «Путешествие на воздушном шаре», более известный под названием «Драма в воздухе»,под которым он был напечатан в 1872 году в сборнике «Доктор Окс».
Жюль Верн продолжает развивать успех своих первых историко-географических произведений. В 1852 году он публикует рассказ «Мартин Пас», действие которого происходит в Перу. Затем в «Мюзе де фамий» появляются фантастическая новелла «Мастер Захариус» (1854) и большая повесть «Зимовка во льдах» (1855), которую не без оснований можно считать прообразом романа «Путешествия и приключения капитана Гаттераса». Таким образом, постепенно уточняется круг предпочтительных для Жюля Верна тем: путешествия и приключения, история, точные науки, наконец, фантастика. И все же юный Жюль продолжает упорно тратить силы и время на написание посредственных пьес... На протяжении 50-х годов из-под его пера одна за другой выходят либретто комических опер и оперетт, драмы, комедии... Время от времени некоторые из них появляются на сцене «Лирического театра» («Жмурки», «Спутники Маржолены»), но существовать на эти случайные заработки невозможно.
В 1856 году Жюль Верн приглашен на свадьбу своего приятеля в Амьен, где знакомится с сестрой невесты. Это красивая двадцатишестилетняя вдова Онорина Морель, урожденная де Виан. Она недавно потеряла мужа, и у нее есть две дочери, но это не мешает Жюлю увлечься юной вдовушкой. В письме домой он говорит о намерении жениться, но, поскольку голодающий литератор не может дать будущей семье достаточных гарантий безбедной жизни, он обсуждает с отцом возможность стать биржевым маклером с помощью брата своей невесты. Но... чтобы стать пайщиком фирмы, нужно внести круглую сумму в 50 000 франков. После непродолжительного сопротивления отец соглашается помочь, и в январе 1857 года Жюль и Онорина связывают свои судьбы браком.
В 1860 году Верн знакомится с одним из самых необычных людей того времени. Это Надар (так кратко называл себя Гаспар-Феликс Турнашон), знаменитый аэронавт, фотограф, художник и писатель. Верн всегда интересовался воздухоплаванием – достаточно вспомнить его «Драму в воздухе» и очерк творчества Эдгара По, в которых Верн много места уделяет «воздухоплавательным» новеллам почитаемого им великого писателя. Очевидно, это повлияло на выбор темы его первого романа, работа над которым была завершена к концу 1862 года.
Вероятно, первым читателем романа «Пять недель на воздушном шаре» был Александр Дюма, познакомивший Верна с известным в то времяписателем Брише, который, в свою очередь, представил Верна одному из крупнейших парижских издателей Пьеру-Жюлю Этцелю. Этцель предложил Верну постоянное сотрудничество, подписав с ним договор на 20 лет, в соответствии с которым писатель обязывался передавать Этцелю ежегодно рукописи трех книг, получая за каждый том 1900 франков. Теперь Верн мог вздохнуть спокойно. Отныне у него был хотя и не слишком большой, но стабильный доход, и он имел возможность заниматься литературным трудом, не думая, чем он будет кормить семью завтра.
Впоследствии Этцель, вскоре ставший близким другом Жюля Верна (их дружба продолжалась до смерти издателя), в финансовых отношениях с писателем всегда проявлял исключительное благородство. Уже в 1865 году, после публикации первых пяти романов Жюля Верна, его гонорар был увеличен до 3 000 франков за книгу. Несмотря на то, что по условиям договора издатель мог свободно распоряжаться иллюстрированными изданиями книг Верна, Этцель выплатил писателю за 5 выпущенных к тому времени книг компенсацию в размере пяти с половиной тысяч франков. В сентябре 1871 года был подписан новый договор, по которому Верн обязывался передавать издателю уже не три, а только две книги ежегодно; гонорар же писателя отныне составлял 6 000 франков за том.
Говоря о взглядах Жюля Верна на общество будущего, нельзя не сказать несколько слов еще ободном его романе, написанном в 1863 году, но обнаруженном только в конце ХХ столетия и опубликованном в 1994 году. В свое время роман «Париж в ХХ веке» активно не понравился Этцелю, и после продолжительных обсуждений и дискуссий был оставлен Жюлем Верном и основательно забыт. Значение романа молодого Верна заключается отнюдь не в провидческих, иногда удивительно точно угаданных технических деталях и научных открытиях; главное в нем – это изображение будущего общества. Жюль Верн искусно выделяет черты современного ему капитализма и экстраполирует их, доводя до абсурда. Он предвидит огосударствление и бюрократизацию всех слоев общества, возникновение жесткого контроля не только за поведением, но и за мыслями граждан, предсказывая таким образом возникновение государства полицейской диктатуры. «Париж в ХХ веке» – это роман-предупреждение, настоящая антиутопия, одна из первых, если не первая, в ряду знаменитых антиутопий Замятина, Платонова, Хаксли, Оруэлла, Ефремова и других.
Писатель на протяжении всей жизни отличался завидным трудолюбием, пожалуй, не менее фантастическим, чем подвиги его героев.
В одной из статей о Жюле Верне прекрасный знаток его жизни и творчества Е.Брандис приводит рассказ писателя о его приемах работы над рукописями: «... я могу раскрыть секреты моей литературной кухни, хотя и не решился бы рекомендовать их никому другому. Ведь каждый писатель работает по своему собственному методу, выбирая его скорее инстинктивно, чем сознательно. Это, если хотите, вопрос техники. За много лет вырабатываются привычки, от которых невозможно отказаться. Начинаю я обыкновенно с того, что выбираю из картотеки все выписки, относящиеся к данной теме; сортирую их, изучаю и обрабатываю применительно к будущему роману. Затем я делаю предварительные наброски и составляю план по главам. Вслед за тем пишу карандашом черновик, оставляя широкие поля – полстраницы – для поправок и дополнений. Но это еще не роман, а только каркас романа. В таком виде рукопись поступает в типографию. В первой корректуре я исправляю почти каждое предложение и нередко пишу заново целые главы. Окончательный текст получается после пятой, седьмой или, случается, девятой корректуры. Яснее всего я вижу недостатки своего сочинения не в рукописи, а в печатных оттисках. К счастью, мой издатель хорошо это понимает и не ставит передо мной никаких ограничений...
Благодаря привычке к ежедневной работе за столом с пяти утра до полудня мне удается уже много лет подряд писать по две книги в год. Правда, такой распорядок жизни потребовал некоторых жертв. Чтобы ничто не отвлекало от дела, я переселился из шумного Парижа в спокойный, тихий Амьен и живу здесь уже много лет – с 1871 года. Вы спросите, почему я выбрал Амьен? Этот город мне особенно дорог тем, что здесь родилась моя жена и здесь мы с ней когда-то познакомились. И званием муниципального советника Амьена я горжусь нисколько не меньше, чем литературной известностью.»